Годишно научнотеоретично списание
ISSN 1314-7714

For analysis gender identity card

For analysis gender identity card

Assoc. Prof. Angelina Chekalina PhD
Institute of Additional Education,
Moscow City Pedagogical University
chekalina [at] inbox.ru

Об анализе гендерного самосознания личности

Доц. Ангелина Чекалина кпс.н,
Институт педагогики и психологии образования
Московского городского педагогического университета
chekalina [at] inbox.ru

Abstract: The article provides a meaningful analysis of the components of gender consciousness of the person, identified criteria for their definition. Theoretical analysis allowed us to determine gender identity card as an integral personal formation containing cognitive, affective, connotative components that reflects a set of assumptions about their own gender, and relationship to them, regulating the behaviour person has property on cognitive complexity, emotional direction reflexivity.

Key words: gender identity, femininity, masculinity, gender beliefs, identity, position

 

 Резюмме: В статье дан содержательный анализ компонентов гендерного самосознания личности, обозначены критерии их определения. Теоретический анализ позволил определить гендерное самосознание личности как интегральное личностное образование, содержащее когнитивный, аффективный, конативный компо­ненты, отражающее совокупность представлений о собственных гендерных характеристиках и отношение к ним, регулирующее пове­дение человека, об­ладающее свойствами когнитивной сложности, эмоциональной направленно­сти, рефлексивности. 

          Ключовие слова: гендерное самосознание, феминность, маскулинность, гендерные представления, идентичность, позиция.

 

Разработки проблем гендерного  самосознания,  определяя содержание, особенности, условия и факторы развития, заявляют о его сложности, интегральности. В зависимости от концептуальной позиции исследователи в структуре гендерного самосознания выделяют следующие компоненты. Это образ Я, Я – концепция, гендерные представления, стереотипы, идеалы, ценности, гендерные установки (аттитюды), гендерное поведение, гендерная самооценка и гендерные (половые, полоролевые, социополовые) роли, осознание маскулинности/ феминности и другие (И. С. Кон, Н. И. Абубикирова,  Д. В. Воронцов, Л. Н. Ожигова, Г. Л. Тульчинский, Т. А. Фугелова, В. Р. Федорова и др.).

Гендерная организация органично встроена в структуру личности, поэтому в субъективном пространстве личности гендерное самосознание оформляется в когнитивную, аффективную и конативную структуры.

Под когнитивным компонентом понимается наличие информации определенного объема, качества о предмете. Информированность может быть глубокой, обширной, разносторонней, а может быть поверхностной, репрезентирующей стереотипы. Человек может иметь только наиболее общие и популяризированные сведения и не интересоваться и не знать детально сущность и факты.

Гендерное самосознание есть осознание проявлений маскулинности-феминности, тех „индивидуальных и социальных нормативных представлений о соматических, психологических и социальных особенностях мужчин и женщин, детерминирующих поведение” (И. С. Кон). Это соотношение не ортогонально, не взаимоисключающе, а способно гармонично или конфликтно сочетать в себе разные психологические качества, в общем виде обозначаемые как феминность и маскулинность. Через призму данных понятий преломляются стереотипы общественного сознания относительно особенностей, отличающих мужчин и женщин (И. С. Кон, И. С. Клецина и др.).

Данные многочисленных исследований содержания стереотипов, сло­жившихся в обществе относительно образа типичного мужчины и типичной женщины (И. Броверман, С. Бэм, Д. Бест, А. Шериффс,  Дж. Уильямс, В. Г. Горчакова, В. Е. Каган, И. С. Клецина и др.) позволяют соотнести маскулинность с такими чертами личности как активность, амбициозность, аналитичность, ли­дерство, логичность, напористость, независимость, рационализм, склонность к риску, уверенность, умение отстаивать свои взгляды, целеустремленность и т.д. Феминность соотносится с гибкостью поведения, гуманностью, добротой, заботливостью, мягкостью, открытостью, пониманием, сочувствием, терпеливостью, эмоциональностью, умением уступать, чуткостью, доверчивостью и т.д.

Женственность и мужественность – нормативные представления о соматических, психологических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Женственность занимает различное место в моделях гендерной идентичности. В биполярной модели все полоспецифичные характеристики, присущие индивиду проявляются в поведении и рассматриваются как расположенные на одной шкале с двумя полюсами, т.е., мужчина должен обладать маскулинной идентичностью, а женщина – феминной. В мультиполярной модели гендер личности кроме маскулинных и феминных свойств включает в себя и другие характеристики гендерной направленности (Р. Костнер, Д. Спенс, Д. Аубе, И. С. Кон). Андрогинная модель основана на идее примирения полов, устраняет культурные определения феминного и маскулинного способов социального бытия и призывает к личностным проявлениям, отличающимся своеобразием, оригинальностью, индивидуализированностью (С. Бем) [1; 5].

Феминность (женственность) определяет характерные формы поведения, ожидаемые от женщины в данном обществе (Э. Гидденс), или же социальное выражение позиции, внутренне присущее женщине по мнению общества (L.Tuttle). Согласно феминистским воззрениям, феминность – это произвольная категория, которой женщину наделил патриархат (Э. Сикс, Ю. Кристева). Существует также представление, согласно которому феминность – особая  «равноценная-но-другая» противоположность маскулинности. Фе­минность в рамках андроцентричной культуры определяется как маргиналь­ная по отношению к существующему символическому порядку, где маску­линность выступает как норма.

Мы считаем, что проблема женственности и ее поведенческого выражения по сути междисциплинарная; современное понимание женственности разнородно, многоаспектно, не имеет четко очерченных границ: от патриархатно-традиционного понимания, связанного с зависимостью, слабостью, смирением, до активно-агрессивного, включающего установки на инициативность, доминирование, силу. Женственность не может быть детерминирована только биологическим полом, в ее выражении значимы психологические, социально-психологические и социальные позиции женщины (и мужчины), это продукт исторических, культурных и общественных институтов.  Исследователи отмечают их противоречивый характер, связанный с сохранением „выраженного традиционализма и патриархатности при развитии системных модернизационных процессов” [2].  

Не углубляясь в факторы и условия развития женственности, отметим среди них роль профессионализации, задающей женщине деловые, инстру­ментальные ориентиры, расширяющие ее приватное пространство, активизи­рующие ее социальное поведение, и в конечном итоге, изменяющей ее соци­альный статус, гендерные стереотипы и представления о собственной женст­венности. Социализация современных женщин-профессионалов проходила в совет­ское и постсоветское время. Социологи называют их гендерные соглашения – принятые в обществе формы взаимоотношений мужчин и женщин – контрак­тами «работающей матери». В настоящее время профессиональная деятель­ность женщин осуществляется в новых социальных, экономических и поли­тических условиях, изменяется гендерная система. Распространяется кон­тракт „равного статуса“, в соответствии с которым на смену иерархии патри­архата приходит выравнивание положения прав и возможностей мужчин и женщин в публичной и приватной сферах. Соответственно постепенно ме­няются и гендерные стереотипы женщин [5].

Гендерное самосознание женщины, в том числе и представления о собственной женственно­сти и ее проявления, являются динамичным образованием, способным развиваться и изменяться в процессе профессионального функционирования учителя, достигать в своем развитии определенных уровней. Механизмами развития гендерного самосознания женщины-учителя являются разрешение противоречий между своими и стереотипными представлениями о женственности/ мужественности, между гендерными представлениями и инструментальными требованиями  профессиональной деятельности.

В информации личности о себе как о представителе гендера обобщены знания, представления о собственных качествах женственности / мужественности.  Это информация о своих телесных, физических, сексуальных, психологических, социально-психологических, социальных и прочих особенностях,  о своем сходстве и различиях с представите­лями своего гендера, в отличие от других, о своем жизненном пути как пути предста­вителя определенного гендера;  знания, представления о  статусах, ролях, идеалах, нормах социального поведения своего гендера и других, гендерных стереотипах и идеалах и другие.

Итак, в когнитивной сфере гендерного самосознания личности интегрируются, обобщаются образы феминного/маскулинного Я в различных его проявлениях. Кроме перечисленных отдельных компонентов образа Я в исследованиях когнитивной сферы  самосознания выделяют ряд функциональных характеристик. К ним относятся когнитивная сложность – простота (Е. М. Васильева, А. С. Юрина и др.), дифференцированность  диспозиций (Е. С. Калмыкова, К. В.Романец), дискретность – слитность; осознанность, конгруэнтность (Т. В. Кудрявцев и др.), доминантность того или иного структурного компонента (А. Ш. Тхостов, Д. А. Степанович).

Когнитивная сложность определяется через объем тезауруса феминных и маскулинных представлений, его границы, внутрифеминную, внутримаскулинную дифференцированность компонентов, феминно-маскулинную дифференциро-ванность компонентов, их осмысленность и конгруэнтность. Под когнитивной дифференцированностью понимается то, насколько сложным и многомерным является восприятие данным человеком данной области опыта (В. И. Похилько) [3]. Конгруэнтность, согласованность информации, одновременно передаваемой человеком, наблюдается в тех случаях, когда наши внутренние чувства и переживания точно отражаются нашим сознанием и точно выражаются в нашем поведении [6].

Когнитивный компонент в конечном итоге предполагает самопознание себя как создателя, носителя, выразителя гендерного самосознания. Переживание различных эмоций, сопровождающих процессы самопознания, формирует отношение индивида к себе как носителю гендера.

Аффективная сфера аккумулирует направленности эмоциональных переживаний на определенный предмет или объект. Положительная направ-ленность свидетельствует об удовлетворенности переживаниями, направленными на определенный образ Я в целом или отдельные его компоненты. Отрицательная направленность свидетельствует о том, что переживания не приносят удовлетворения, напротив, разочарования.

Наши предыдущие исследования показали, что в типологии отношений к своему психологическому полу выделяются индифферентные и амбивалентные позиции, когда отношение не выражено (индифферентное), либо когда оно не ясно, противоречиво (амбивалентно) [7; 8].

Аффективный компонент характеризуется эмоциональным отношением к различным проявлениям своего Я как гендерно-значимым составляющим. Такими составляющими могут быть факты пола, внешности, строения тела, представлений о собственном соответствии-несоответствии моделям феминности/маскулинности, представления о совместимости собственной феминности/маскулинности и феминности/маскулинности своего партнера (друга, подруги, супруга, ученика и т. д.). Аффективный компонент гедерного самосознания включает самоотношение личности как самоотношение мужчины или женщины, обладающего качествами феминности/маскулинности. Вслед за В. В. Столиным и С. Р. Пантилеевым в составе самоотношения можно выделить, по крайней мере, две подсистемы – систему эмоционально-ценностных отношений к себе и систему самооценок [4]. Самооценка представляет собой самоуважение, чувство компетентности, эффективности. Оценочный компонент самоотношения основан на оценке собственной эффективности. Эмоционально-ценностное отношение к себе выступает как симпатия, чувство собственного достоинства, ценности, самопринятия.

Отношение к себе, переживания себя нередко рассматривают как синоним идентичности, которая формируется в процессе идентификации. Анализ современных исследований идентичности, феномена гендерной идентичности  помогли определить содержание гендерной идентичности, ее функции, особенности развития, факторы становления и критерии измерения (А. Адлер, Э. Маккоби и К. Джеклин, Д. Спенс и Р. Хельмрайх, В. Е. Уайтли, С. Бем,  И. С. Кон, Л. Б. Шнейдер и др.).

Гендерная идентичность – результат сложного процесса согласования внешних и внутренних факторов становления гендерного самосознания, который протекает в субъективном, психологическом мире личности. В результате такого согласования личность эмоционально принимает или отвергает свои половые и гендерные характеристики. В ходе этого процесса личность решает задачи выработки способов социальной презентации своих индивидных / биологических качеств в той манере и форме, которая отвечает его собственным личностным особенностям и смыслам. Гендерная идентичность выступает как важнейший элемент общей Я-концепции личности, обеспечивающей чувство адекватности независимо от различных изменений Я и ситуаций. Гендерная идентификация трактуется как психологический механизм регуляции поведения, выполняющий адаптационную, антиципационную функции (Н. Э. Семина). Гендерная  идентификация, по мнению ряда исследователей – психологов и медиков – детерминирует различные формы поведения, и в том числе девиантного (Ю.М. Антонян, Н. В. Дворянчиков, А. С. Кочарян, В. Е. Каган, В. Н. Кудрявцев, Р. Брайтон, М. П. Ходоров, А. Хилбраун и др.).

Итак, в аффективном компоненте гендерного самосознания личности можно выделить эмоционально-ценностное отношение к своему гендеру и другим, самооценку телесности, сексуальности, женственности/мужественности, отождест-вление с представителями определенного пола/гендера, гендерные убеждения, принимающие или сопротивляющиеся гендерной идеологии, определенные гендерные экспектакции и др.

Содержательная составляющая аффективного компонента раскрывается через категории „маскулинность-феминность”, совокупность личностных качеств и соответствующих им особенностей поведения, характерных соответственно для самосознания мужчин и женщин. Выраженность маскулинности/феминности определяются по виду жизненной стратегии, который в идеале должен реализовать представитель определенного пола, по степени соответствия профессионального выбора и семейных обязанностей традиционному стереотипу, по сексуальной ориентации. Уровень выраженности определяет тип феминности/ маскулинности (гендерной идентичности, гендерных ролей и т.д.) (С. Бем).

Обладание теми и другими чертами оценивается как высокая андрогиния (S. L. Bem). Слабо выраженные представления о собственной феминности-маскулинности, низкий уровень значимости отношения к ним характеризуется как недифференцированный тип гендерной идентичности.

Гендерное самосознание можно трактовать как комплекс феминно-, маскулинно-, андрогинно- или недифференцированных представлений личности о себе как о женщине и профессионале, эмоционально-ценностное от­но­шение к ним. Критериями оценивания самоотношения могут быть высказывания симпатии-антипатии, уважения – неуважения к своей феминной/маскулинной природе (В. В. Столин).

Конативный компонент гендерного самосознания выделяется для анализа аспектов реального поведения человека. Его определяют как гендерные планы, способы и структуры поведения личности (Л. Н. Ожигова), статусы и роли, особенности следования нормам (культурным, региональным, этническим, возрастным, семейным, профессиональным и т.д.), особенности влияния и власти, самоактуализации  (Ш. Берн, С. Бем, И. В. Грошев, В. В. Овчинникова, И. С. Клецина, В. В. Знаков, И. В. Коноваленко, И. А. Остапенко, В. В. Горчакова, Т. В. Бендас, Р. Х. Кузина,  Л. В. Попова и др.). Гендерные роли, обусловленные дифференциацией людей в обществе по признаку пола/гендера, рассматриваются как внешние проявления моделей поведения и отношений, реализация статусов, прав и обязанностей индивидов. Выполняемые роли позволяют другим людям судить о принадлежности индивида к муж­скому или женскому полу, к феминному, маскулинному, андрогинному, недифферен-цированному гендерам.

Свое поведение мужчины или женщины, представители разных генде­ров, реализуют в гендерных стратегиях – совокупности предпочитаемых средств и методов достижения целей, обусловленных гендерными характери­стиками, опирающихся на гендерные идеалы человека, следование гендерной роли. Гендерные стратегии отражают различные системы поведения, направленные на достижение целей – представители разных гендеров будут выбирать различные способы, действия для решения своих задач.

Маркерами феминно-маскулинного поведения служит ряд существен­ных характеристик – это те особенности, которые позволяют оценить уровень поисковой активности, территориальное поведение, стремление к приключениям, степень агрессивности, выбор референтной группы, предпочтения в одежде, выбор индивидуальных и групповых игр и игрушек, использование косметики и украшений и т. д. (А. А. Чекалина). С точки зрения нормативности неформализо-ванного состояния гендерного самосознания  можно выделить типы поведения – реалистичное, идеалистичное, конформистское, нонконформистское.

Среди индикаторов анализа поведенческого аспекта гендерного самосознания можно выделить особенности самоопределения как освоение личностью социальных норм. В литературе чаще рассматривается ценностно-смысловое самоопределение (Н. В. Самоукина, С. П. Крягжде и др.), психо-логический смысл которого заключается в преобразовании себя (Л. М. Карнозова). С нашей точки

Рисунок 1.

 

зрения поведение личности определяется тем, как его  гендерные стереотипы соотносятся с социальными реалиями. Результатом такого поиска является нахождение жизненного смысла деятельности, который будет являться регулирующим механизмом развития личности (Л. Н. Ожигова).

Параметром анализа более обобщенного уровня считаем гендерную позицию, характеризующую жизненную активность личности, аккумулирующую характеристики направленности, осознания своего предназначения и жизненного пути,  уровня притязаний, системы отношений, статусов. В таком понимании позиция близка понятию идентичность.

Определение своей позиции и тем самым самоопределение, соотнесение себя с другими людьми есть показатель степени включенности в межлично­стные и социальные отношения, отношение к ним, т.е. активность личности (К. А. Абульханова-Славская). Другими словами, позиция – это индивидуальное выражение активности.

В таком понимании в гендерных позициях оформляются потребности и  мотивы личности  как способ их репрезентации, как „заявка” на удовлетворение, активность. Одновременно позиция создает условия их удовлетворения, задает возможности поиска и преобразования.

Критериями анализа здесь могут выступать субъективные высказывания о степени отождествления себя с идеальной женщиной-профессионалом, рефлексия представлений о женском и профессиональном прошлом, настоящем и будущем.

В определении элементов гендерного самосознания мы обращаем внимание на следующие моменты. Индивидуальные гендерные характеристики как объект познания неисчерпаемы. Элементы обобщенного образа Я можно продолжать перечислять, поскольку к ним относятся представления о любых – психологических, статусных, ролевых, атрибутивных, имущественных, межличностных и деловых, целевых, мотивационных и прочих характеристиках, входящие в его образ Я с разным удельным весом. Значимость исследуемых элементов самоописания, их иерархия изменяются в зависимости от ситуации, этапа жизненного пути, контекста вопроса и т.д.

Индивидуальные гендерные характеристики не могут являться абсо­лютным завершенным знанием. Эти знания имеют определенную степень объективности, зависящую как от их изменчивости, так и от возможностей индивида их обрабатывать.

Эти знания могут быть фрагментарными либо более-менее целостными, основанными на чисто внешних характеристиках либо опираться на вырабо­танные понятия и убеждения, критичными или несамостоятельными, осоз­нанными либо интуитивными.

Способами составления интегральной кар­тины Я являются самонаблюдение и самовосприятие, сравнение особенно­стей поведения Я и Другого.  По мере накопления опыта и, следовательно, обогащения знаний и приращения их объема, к методам самопознания можно отнести самоанализ, самоосмысление и самопроектирование.

Рисунок 2

 

Компоненты, свойства, критерии анализа уровня гендерного самосознания отражены в структурно-содержательной модели (рисунок 1).

Двухмерный вариант данной модели может быть схематично представ­лен следующим образом (рисунок 2).

Результатом работы самосознания выступает гендерная Я – концепция личности, создающая определенность линии поведения, опыта, переживаний.

Все вышесказанное позволяет определить гедерное самосознание личности как интегральное личностное образование, включающее в себя когнитивную, аффективную, конативную сферу, отражающее с позиций феминности/маскулинности совокупность представлений о себе и отношение к ним, регулирующее поведение человека, обладающее свойствами когнитивной сложности, эмоциональной направленности, рефлексивности.

Литература/Reference

  1. Бем С. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов / С. Бем. – М.: РОССПЭН, 2004. – 336 с.
  2. Кардапольцева В. Н. Женщина и женственность в русской культуре / В. Н. Кардапольцева.Екатеринбург : изд-во Урал. гос. горн. ун-та, 2005. 432 С.
  3. Общая психодиагностика  / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. – М.: Изд-во МГУ, 1987. С. 238-240.
  4. Пантилеев С. Р.  Самоотношение как эмоционально-ценностная система / С.Р.Пантилеев. – М.: МГУ, 191. 110 с. – С.9.
  5. Практикум по гендерной психологии / под ред.И.С.Клециной. – СПб.: Питер, 2003. 478 с. –с.53.
  6. Психология. Словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. – М.: Политиздат, 1990. – 494 с.
  7. Чекалина А. А.  О формировании Я мальчика и девочки, мужчины и женщины // Мир психо­ло­гии. – 2002. -№4. – С.110-117
  8. Чекалина А. А. Влияние родительских позиций на формирование психологического пола старшего дошкольника. Дисс. … канд. психол. наук. – М., 1991. -200 с.

Изтеглете тази статия в pdf формат

Leave a Reply

Редакционна колегия

Доц. д-р Ася Велева
(гл. редактор)
Доц. д-р Виолета Ванева
Доц. д-р Десислава Стоянова
Доц. д-р Валентина Василева

EDITORIAL BOARD
Asya Veleva (editor in chief)
Violeta Vaneva
Asya Veleva
Deci Stoyanova

Издател

КАТЕДРА ПЕДАГОГИКА, ПСИХОЛОГИЯ, ИСТОРИЯ
ФАКУЛТЕТ ПРИРОДНИ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЕ
Русенски университет "Ангел Кънчев"
ул."Студентска" 8
7017 Русе
Русенски университет Ангел Кънчев